маленькие зарисовки и рассказики))



Кусочек времени


  У меня в руках старинная фотография - кусочек истории. Что было в тот далёкий день, когда она была сделана? Был ли у этой женщины особенный день, вызванный именинами или просто хорошее настроение, или в обычный серый будень уличный фотограф заметил её на пороге дома? Что было в тот день? История умалчивает... Время несётся неумолимо, говорят, его нельзя схватить и даже потрогать... Но у меня в руках его кусочек...




Маяк


  На скалистом берегу моря, на высоком каменном утёсе, стоял маяк. В яркие солнечные дни издалека можно было увидеть его белоснежную башню, отраженную в море. Волны бились о каменный берег, словно пытаясь выкинуть этот белый столб, это отражение, как что-то ненужное, чуждое, мешающее. Так мешает нам соринка, попавшая в глаз. 
  Эти волны внизу каждый день наблюдал старик - смотритель маяка. Лицо его было смуглым от вечно палящего солнца, но морщинки у глаз будто излучали свет... Вот так, вдвоём с маяком они светили долгие годы, даруя надежду рыбакам. Они не могли светить друг без друга: ни маяк без смотрителя, ни смотритель без маяка никому не указали б путь домой. 
  Впрочем, маяк был не единственным другом смотрителя. Дома - в маленькой серенькой избушке у маяка - его ждал верный кот. 
  - Ну что, Вась? - спрашивал старик, когда рыжий зверёк смотрел ему в глаза, потом запрыгивал на колени. Старик ухмылялся и гладил мягкую шёрстку шершавой рукой.



Цыганка


  Стоял жаркий летний день. От солнца всё вокруг казалось ослепительно ярким. Зелень деревьев в парке и блики на рябистой поверхности озера, небесная синева и платья проходящих мимо дам...
  Мы с подругой гуляли под руку в Сокольниках, когда к нам подошла цыганка. В этот и без того яркий день на неё было смотреть даже больно - так сверкали её золотые браслеты и пестрили юбки. Так бывает больно смотреть на снег, когда выходишь из тёмного помещения в зимний солнечный день.
  А цыганка не давала нам прохода. Золотые браслеты бренчали на её смуглых руках, когда она хватала нас за руки и уговаривала остановиться.
  - Эх, золотые, дайте погадаю! - Вскрикивала при этом цыганка.
  - Видно, она не отстанет, - сказала моя подруга. И мы втроём устроились на лавочке в тенистой прохладе старого дуба. Гадалка взяла мою тонкую руку и долго всматривалась в линии на ладони.
  - Ох, драгоценная моя, многое тебя в жизни ожидает... 
  - Что ожидает? - испугано спросила я.
  - Многое, ох многое... И печали и радости. Длинная будет твоя жизнь, но сложная... Осторожна будь и в чужие дела не лезь. Вот тебе мой совет... Свою чашу жизни до дна выпьешь. 
  Больше от неё в этот день я выпытать ничего не смогла. Цыганка молчала, и лишь иногда тишину прерывал таинственный звон её браслетов.




После дождя


  Вечереет... Душно в воздухе после дождя... Запах дорожной пыли, прибитой ливнем... Серое небо будто поднялось выше, дало простор... Вдаль уходит широкая дорога, ей не видно конца. По обе стороны от неё - поле... Широко, просторно душе... И хочется глубже вдыхать этот тяжёлый воздух, пронизанный ароматами пыли, дождя, светящейся особенным жёлто-розовым светом... Тихо вокруг, только пролетела стая мокрых ворон... Иду босяком по пыльной влажной дороге, по мокрой и холодной траве... Хорошо...



Мамина сумочка


  Это была маленькая театральная сумочка тёмно-синего цвета с металлическими зеркальными вставками по бокам. От них струилась тоненькая серебряная цепочка, которую я так любила перебирать. В эти минуты она превращалась в тоненькую змейку и холодной серебристой струйкой проскальзывала по моей ладони.
  Сумочка туго защёлкивалась, и, когда мне всё же удавалось её открыть, казалось, будто открываю великую тайну... 
  На первый взгляд сумочка была пуста, лишь топорщился собранный на резинке мелкими складочками кармашек. Если аккуратно оттянуть его пальцем и заглянуть внутрь, можно было обнаружить множество весьма интересных мелочей. Там были английская булавка и стеклянный шарик, носовой платок и календарик на древний 1989 год... Но самой интересной и даже загадочной казалась старая потрёпанная фотография незнакомого мне человека. Я показывала её матери, спрашивала, кто изображён на ней, но она лишь брала карточку дрожащими пальцами, молча вздыхала и отводила грустный взгляд к окну...  

 


Открыть | Комментариев 13

Сказка



  Далеко-далеко, там, куда никогда не долетала ни одна птица, посреди бескрайнего океана есть маленький остров. Высокие песчаные скалы глубоко врезаются в воду. Океану больно, он сердится, морщится, пытается выплюнуть каменную занозу…Но — бесполезно: слишком глубоко засела она в сердце океана. И лишь пенистые волны набегают, толкают скалу в каменную грудь, но разбиваются и уходят ни с чем, злобно шипя, будто недовольная старуха. А остров стоит себе много веков, и ничем его не испугать.
  Но если подняться на вершину скал, откроется совершенно другая картина: сверху остров устилает дивная цветочная поляна. Над огромными розовыми, голубыми, лиловыми цветами медленно проплывают легкие и пушистые облака. И синий океан с высоты не кажется столь пугающим. Шепот волн в белых кудряшках успокаивает…
  А на самом краю обрыва, свесив ножки, сидит маленький мальчик и мечтает. Рядом греется на солнышке большая змея.
  — Как же мальчик может дружить со змеей?! — спросите Вы.
  Но на маленьком острове было совершенно не с кем поговорить. Вот и приходилось мальчику общаться со злой и коварной змеей. Но мальчик не был несчастен. Он умел мечтать.
  Утром, когда, сладко потягиваясь, солнце выходит из моря, на лужайке среди цветов просыпается мальчик. Он протирает кулачками глаза и усаживается на краю обрыва.
  — Доброе утро, змея! — будит звонким голоском свою соседку.
  — Здравссствуй… — слышит он шипение в ответ.
  И тогда мальчик смотрел, как далеко внизу волны играют в чехарду, потом поднимал голову к небу и наблюдал за плавным полетом пушистых облаков… И тогда он начинал мечтать…
  «Когда-нибудь я вырасту большим-большим и смогу забраться на облака…» — думал вслух мальчик
  —Никогда…—шипела змея, — Никогда ты не сможешь достать до облаков…Никогда…
  Но мальчика не слишком огорчали слова змеи. Он думал уже совсем о другом.
  «Интересно, куда плывут эти облака? Было бы так здорово полететь вместе с ними, увидеть новые страны, других людей...»
  Но и тут его мысли прервало шипение змеи:
  — Никогда. . . Ты ссслышишшшь? . . Никогда человек не сможет летать. . . Никогда. . . 
  — Замолчи! — сердился мальчик и продолжал мечтать:
  «А там далеко, за морями, наверное, живет принцесса. Злая колдунья позавидовала ее красоте и заперла принцессу в высокой каменной башне. Я переплыву море и спасу её!»
  Но коварная змея не удержалась и прошипела:
  —Никогда. . . Никогда, мальчик, ты не выберешься с этого острова. . . Никогда. . . 
  Детские глаза наполнились слезами. 
  —Замолчи же ты, наконец! — прикрикнул он на змею. 
  Змея обиделась и, тихо шурша, скрылась среди цветов. 
  Но настроение мальчика было испорчено. Он долго сидел нахмурившись и вслушивался в шум океана. Потом крикнул:
  —Когда-нибудь я построю корабль и уплыву с этого острова!
  Из зарослей травы вынырнула змеиная голова и прошептала на самое ухо:
  —Никогда. . .
  Детские мечты рушились одна за другой. И тогда мальчик решил просто не замечать змеиных слов. Змее быстро наскучило дразнить мальчика, ведь он не обращал на нее совершенно никакого внимания. Поэтому она отползла в сторонку и задремала на солнышке. А мальчик спокойно продолжил мечтать. 




 


Открыть | Комментариев 13

жж или жажда жизни


                      
Назойливая муха мешала спать. Жужжала над ухом, затем беспомощно билась о стекло и снова пролетала круг по комнате. Как я не пыталась спрятаться от раздражающей мухи, как не куталась в одеяло, назойливое жужжанье доставало меня отовсюду.
   Наконец я поняла, что в это воскресное утро мне не суждено выспаться. Я подошла к окну.
   За прохладным стеклом моросил холодным ноябрем то ли дождь, то ли снег. Темно-серое неровное небо совсем не пропускало свет. От этого темного пасмурного дня стало тяжело на душе.
 В окно вновь забилась, зажужжала муха. Черная, жирная…Откуда она здесь взялась? Ведь уже почти зима...
   Муха снова неприятно зажужжала. Я не в силах была больше терпеть. Поймала ее.
 Убить живое существо никогда рука не поднималась. Будь то человек или букашка, жизнь подарена им свыше и ни я, ни кто-либо другой не в праве её отнимать.
 Поэтому, скрепя душу, я открыла окно. Пахнуло холодным, промозглым воздухом. Муха изо всех сил вцепилась всеми шестью лапками в мой палец.
—Ну что же ты, подруга? Лети! Понимаю, не хочется…Но что же делать?—я тщетно старалась стряхнуть насекомое, но оно сопротивлялось…
   В один момент всё ж не выдержала, слетела. Но—доля секунды, разворот—и вот она снова в комнате!
 Эта муха лучше меня понимала, что там, на холоде, ей верная смерть. А ей так не хотелось разделять участь своих подруг!
   Она просто хотела жить!

Открыть | Комментариев 21

рассказ,написанный в метро


 
                                         1
 
   Стою на платформе, жду поезда…Прислушиваюсь к биению сердца, смотрю в черную бесконечность туннеля…Вот где-то там, в глубине, показался свет горящих глаз поезда, осветил пространство вокруг, развеял черную бездну…
 Откуда-то из-за поворота медленно выползает громадная гусеница поезда. В какой-то миг она вырывается из тесного тоннеля, обдает меня пахучим порывом ветра…
   Поезд останавливается, открывает двери, впускает меня внутрь себя…А там—другой мир: яркоосвещенный, тесный, длинный…сам как туннель…Туннель несется по туннелю …
 Люди сидят в вагоне в две линии. Все они куда-нибудь спешат, но вынуждены спокойно сидеть и ждать, пока поезд привезет их куда-то…Они просто пережидают эти минуты…Кто как: одни читают газеты, другие бесцельно смотрят в точку  перед собой, третьи разглядывают соседей по вагону…
 Вот стоит девушка с цветком в руке. В ее глазах мечта, счастье, любовь…юность! Да, юность, одним словом…Ни в каком другом возрасте не бывает таких глаз…
 У маленького мальчика напротив в глазах детство…Веселое, беззаботное детство…В его жизни еще не было ни горечи, ни разочарований, ни надежд…Ничего не было…Поэтому у него такие наивные, вечновеселые глаза. Да, у него бывают детские обиды и огорчения, но они так легко и быстро проходят, не оставляя следа. Может поэтому в детях столько энергии, им так трудно усидеть на месте…В любой момент они готовы вскочить, чтобы пойти играть…
    Играть…А что им еще делать? У них еще нет настоящих жизненных игр, они только играют в жизнь…
   Надо мной стоит солидный, еще молодой человек с портфелем в руках и видом преуспевающего бизнесмена. В его глазах успех, но взгляд спокоен. В нем нет уже былых надежд, мечтательного беспокойства. Он доволен своим положением, уверен в завтрашнем дне. Он видел жизнь, но она не сломила его. Лишь дала опыт, уверенность в собственном будущем.
   Рядом с тем мальчиком напротив сидит его бабушка в темно-сером берете. В ее глазах усталость, вечная усталость…Она устала от всего: от серых будней, похожих друг на друга как две капли воды, от постоянных проблем, от непоседы-внука…от жизни, от безысходности…от всего…
 Она давно перестала следить за собой— а зачем? Семья видела ее и такой…И вообще…хоть кому-нибудь она нужна?— такие мысли читались в этих глазах…
 Она слишком подавлена жизнью, чтобы радоваться ей…
 Что-то я зафилософствовалась, а между тем, чуть не проехала свою станцию…Вылетаю на темную прохладную «Кунцевскую», двери захлопываются за моей спиной, и этот маленький, чудный, светлый мир уже далеко…Везет куда-то вечноторопящихся людей, бывших моих «соседей по вагону», объединенных на время лишь этим маленьким миром…
 
Явозвращаюсь домой с прогулки с лучшим другом. Мы с Ваней всегда были не разлей вода. С песочницы…Тогда мы еще жили в одном доме…
 У нас всегда были свои игры, свои секреты….
   Я просыпалась утром, бежала на кухню, спрашивала у мамы, скоро ли мы пойдем гулять.
— Когда покушаешь, — ласково отвечала мама.
 Я второпях завтракала, и мы шли во двор.
—Ваня! — кричала я, — Привет! — и подбегала к соседскому мальчику, у которого при виде меня расцветала улыбка до ушей.
 И мы вновь бежали искать клады, спасать мир обползали всю лужайку в поисках волшебной Принцессы Цветов…
 О, эта прекрасная пора детства! Самая веселая, самая удивительная пора! Сколько всего интересного произошло в эти годы! Пора великих открытий…
 Потом мы пошли в школу, повзрослели, интерес к кладам постепенно пропал, перестали верить в маленькую Принцессу Цветов …Но по-прежнему между нами не было секретов, нам было интересно вдвоем…
 Затем его маме дали квартиру на другом конце Москвы, они переехали... Но мы с Ваней всё равно проводили всё свободное время вместе …
 Мы всегда были просто друзьями. Обычно так и бывает: когда дружба тянется с самых ранних лет, не видишь в друге противоположный пол. Настоящий друг—это больше, чем человек, в твоих глазах это высшее создание без пола. Как Бог…
   Да, я всегда больше общалась с мальчиками. Они умнее девчонок, с ними можно говорить на любые темы. От политики и философии до «на что похоже это облако?», от всемирной истории до несбыточных мечт…А можно просто помолчать. Об очень многом или ни о чем…
   Так вот сегодня я возвращалась с очередной прогулки с лучшим другом…Веселая, уставшая, разглядывала прохожих в метро. Приехала домой, легла спать…Долго лежала в кровати, с удовольствием расслабив уставшие ноги, вспоминала прекрасный прошедший день…
 Мы с Ваней ходили в зоопарк …Мой друг так смешно передразнивал обезьян…А потом мы мечтали о том, что хорошо бы стать птицами и полететь высоко-высоко над землёй…На этой мысли я и уснула…
    Проснулась я с этим же необычным чувством полета и с каким-то странным ощущением от сна…Лежу, пытаюсь вспомнить, что приснилось…
 А снился мне престранный сон, будто мы с Ванюшкой пара…Мы так безумно любим друг друга, что когда он прикасается ко мне, кажется, будто  из под пальцев его появляются искры…
   А потом мы взялись за руки и полетели. Полетели, потому что для любви нет ничего невозможного…Когда любишь, можно летать без крыльев, можно даже достать звезду с небес…Потому что любовь — это не просто чувство, это великая сила, для которой нет преград…
   Очень странный сон…Впервые я увидела в Ване мальчика, а не просто друга…Впервые чувствовала во сне так натурально, по-настоящему…
 Не знаю, сколько времени так пролежала. В реальность меня вернул телефонный звонок .
—Привет, Машулька! —услышала я в трубке знакомый веселый голос, —
Что делаешь сегодня?
 Я ответила, что не знаю.
 —А поехали на Арбат? Погода замечательная!
 Я обернулась, посмотрела в окно.
 Стояло ослепительно-солнечное морозное утро. Васильково-синее  небо казалось особенно холодным и даже твердым .Его поддерживали заиндевевшие деревья, иней на их веточках сверкал на низком белоснежном солнце.
   Сердце билось очень часто, выпрыгивало из груди. В голове была лишь одна мысль: «Как же я буду смотреть на него после такого сна?»
   Но очень хотелось туда, на улицу. Выйти из душнойкомнаты в этот яркий холодный день, вдохнуть свежий, густой, будто из кристалликов, воздух…
 —Хорошо, во сколько? —наконец выдохнула в телефонную трубку…
         
 
                                             2
 
Быстро вечерело…Некогда васильковое небо становилось всё темнее, переходя из одного оттенка синего в другой еще более темный и прекрасный. И это было бесконечно, пока на небе не проявились сияющие снежинки звезд. И тогда пошел настоящий снег. Огромные красивые кружевные льдинкимедленно вальсировали в воздухе, ложились на ресницы, таяли на щеках…И это было прекрасно…
 Мы с Ваней шли по Арбату. Уже давно зажглись фонари, но людей становилось всё больше и больше. Румяные, веселые, они прогуливались взад и вперед, разглядывали витрины магазинов, приценивались к картинам…
 Ваня о чем-то спросил меня, пришлось вновь опуститься на землю, вернуться в реальность из снежно-вечерней сказки. Сердце забилось сильнее от его голоса. Снова вспомнился сон, всплыло и усилилось это странное чувство безумной любви из него. Странно, что оно еще не проходило, странно, что было таким настоящим…И от этого Ваня казался каким-то особенным, единственным, близким…Будто я еще не очнулась ото сна…Словно мы оба еще не проснулись…И так хотелось обнять его, такого родного, но приходилось сдерживать себя и лишь с улыбкой слушать его веселую болтовню…
      Опять еду домой в метро…Снова толпы людей, вечно спешащих куда-то…Но я не смотрю на них, все мои мысли о Ване…Почему он не выходит у меня из головы? И почему этот сон так сильно подействовал на меня? Всё это так странно…И так глупо…Не заметила, как приехала домой. Не помню, что было дальше. Вспоминается лишь бессонная ночь и всё та же череда мыслей…И везде он, он, он…О Боже, что за наважденье…Конечно, это не любовь, просто яркая вспышка…У меня был слишком красочный сон, слишком необычный…И всё это скоро пройдет…Совсем скоро…
 Но время шло, а страдания мои лишь усиливались. И так хотелось видеть Ваню, слышать его голос…Я не в силах превозмогать это желание…
   Уж давно светло…Мой друг, наверное, уже проснулся. Беру телефонную трубку, набираю с детства знакомый номер…Из-за стука собственного сердца почти не слышно телефонных гудков…
—Доброе утро, Вань!— вырвалось откуда-то из груди, как только в трубке послышалось веселое «аллё».
 Готова была слушать этот голос часами и прислушивалась к каждому звуку, произнесенному им. Я вся, казалось, стала этим голосом, растворилась в нем…И это было так странно…
 
  Через несколько дней мы снова пошли гулять. Долго петляли по узким переулочкам в центре Москвы, между старинных двухэтажных зданий. Снова был ослепительно-солнечный день и до того морозный, что трудно было дышать. И так приятно было кутаться в теплый вязаный шарф цвета индиго и такие же, большие и мягкие, варежки. И я наслаждалась этим ощущением…
    Еще приятней было то, что рядом идет Ванечка…Сон мой к тому времени уже давно забылся. И я почувствовала, что к Ване меня тянет по-настоящему. Да, тянет…Сильно, безудержно тянет…Может, я немного влюблена в него…Совсем чуть-чуть…Это совсем не похоже на любовь, хотя и на сон уже не похоже…И я не знаю, что будет дальше…Поживем-увидим.
—Люблю я зиму…— повернулась я внезапно к другу, который вздрогнул, тоже вернувшись откуда-то из глубины мыслей…
—Да…Красиво зимой…И воздух такой свежий…
—Мечтать зимой хорошо…Пространства будто больше…Простора мыслям..
    Он внимательно посмотрел на меня с улыбкой в ясных светло-голубых глазах:
—Я заметил, — и на щеках его появился румянец. А потом добавил:
—Если честно, я тоже…замечтался…Знаешь, бывает такое: вроде идешь по земле…Но на самом деле и не идешь…То есть ноги твои идут, а сам в этот момент где-то далеко-далеко…Будто летишь в облаках…И думаешь, думаешь не переставая…Вот…—он внезапно оборвался…
    Тем временем лабиринт тесных московских переулков резко закончился, и мы неожиданно оказались посреди большого пустыря. Долго стояли, раскрыв рты, заворожено созерцая эту прекрасную картину: на многие метры вокруг был лишь абсолютно ровный покров снега. Он искрился на солнце, переливался разными цветами, ослеплял…
   Так неожиданно было найти этот пустырь посреди тесной Москвы…Так тихо и просторно вокруг, будто оказался далеко-далеко от шумного города, где-нибудь в поле…
 Эта находка была так внезапна: удивительно, что мы раньше не находили этого места в столь знакомой нам Москве. Так бывает, когда перечитываешь любимую книгу и вдруг открываешь в ней что-то такое, чего ранее не замечал. Так и давно знакомом человеке можно узреть незнакомые качества…
   А мы стояли молча, оцепененные внезапностью, боясь нарушить хрупкую тишину и нежную гладь снега. И от всех этих мыслей, и  от пробуждающего эффекта неожиданности Ванечка стал ещё роднее, ещё нужнее…
—Ваня…— неожиданно даже для себя, прошептала…
   Он медленно вернулся из забытья, посмотрел мне прямо в глаза и будто бы еще глубже…
    От этого взгляда громко ёкнуло сердце…Взор этот, еще томно-мечтательный, спрашивал, чего я хочу от него…
—Ничего…— я наконец отвела глаза, покраснела. А потом робко добавила: — Вань, пойдем…
   И снежная гладь захрустела у нес под ногами…
 
 День проходил за днем, и я чувствовала, что влюбляюсь всё больше и больше. Каждый миг думала о нём, каждое мгновенье. И стала понимать, что это уже серьезно. Но признаться Ване в своих чувствах не могла: я очень боялась потерять его и как друга. Поэтому решила, что лучше пусть будет другом, но со мной, чем навсегда потерять его.
   Иногда казалось, что Ваня как-то особенно смотрит на меня. Но я отговаривала себя, что это лишь показалось, что я придумала это, потому что сама влюблена. Ванин взгляд казался мне особенным, потому что он весь был для меня необычным.
     Так наступила весна. Бежали мартовские ручьи, и моя любовь разливалась в сыром мартовском воздухе. Ваня был во всём: во влажном весеннем небе, в солнце и порыве ветра, в тишине и чириканье воробьев, в блеске луж…Во всем…Но мы по прежнему были лишь друзьями: Ванечка до сих пор ничего не знал…
 
 
 
 
 
 
 
                                                  3
 
 
      Это утро было необычно с самого начала. Я проснулась от внезапной вспышки солнца, резко вышедшего из-за туч. Стояло ослепительно-яркое весеннее утро, настроение было чудесное. Откуда-то со стороны кухни доносилась красивая музыка—так начиналось воскресенье. Мы с Ваней договорились пойти гулять.
    Выхожу на улицу—шлёпаю по лужам, упиваюсь весенним воздухом…Мимо проносятся воробьи, чирикают, радостные…Я так счастлива…иду, любуюсь солнышком и…
    Наступила в никуда…От испуга быстро пошла вперед и—о чудо!—переступила бездну…
    Постояла на твердом асфальте, пришла в себя. Оглянулась—сзади простиралась страшной пастью черная бездна канализационного колодца. Рядом лежала рыжая от ржавчины крышка люка…
 Я засмотрелась на солнце и чуть не провалилась в колодец! Каким-то немыслимым чудом мне удалось, наступив на воздух, не упасть…Может потому, что просто не успела испугаться…Пообещав себе быть в дальнейшем внимательнее, я снова двинулась в путь. Но что-то внутри меня говорило, что на этом мои сегодняшние приключения не закончились…
 
    Сколько же в Москве необычных людей…Вспоминается плакат в метро: «Город—единство непохожих»…        В толпе то и дело выделяются необычные, яркие     люди…Личности, нашедшие свой образ, себя…
    Вот молодой человек в косухе…Его длинные черные кудри льются из-под растаманской шапочки…
   Поворачиваюсь в другую сторону. В глаза сразу бросается голова с разноцветными дредами. Голова поворачивается, и я шарахаюсь в сторону от безумного лица, почти не видимого из-под многочисленного пирсинга…
   В испуге отворачиваюсь. Но тут же на моем лице расцветает улыбка: мне улыбается по-детски счастливый бомж с розовым шариком…Как мало нужно человеку для счастья…
 Я прошла через толпу. Стою на остановке, жду трамвая. Дует сильный ветер, и вскоре на горизонте появляется темная туча. Сразу стало как-то холодно…не по себе…
   В какое-то мгновенье солнце вдруг вспыхнуло ярче, и тучу пересекла пестрая лента радуги. Радуга в марте! разве это не чудо?!
 Ванечка давно ждал меня на остановке.
—Машуль, привет! У меня прекрасная идея: давай заберемся на крышу?—он уже тянул меня за руку к высокому дому.
—На крышу?..—мое сердце забилось сильнее…Но не смогла отказать любимому человечку. К тому же, с ним я ничего не боялась.
 Мы поднялись на огромное здание. Было свежо, солнечно и хорошо на душе. Тут кругом было небо: сверху, вокруг и даже под нами—везде…
 Я подошла к краю. Сверху открывался прекрасный вид на город. Но вдруг ноги мои заскользили, я беспомощно замахала руками, пытаясь удержать равновесие.       И вдруг почувствовала, как в сердце будто вонзилась острая ледяная игла: я поняла, что почти уже лечу с крыши дома, что мне уже не встать…Никогда…
 Закричала дико, сама не слыша собственного крика…Тут чьи-то сильные руки схватили меня, повалили на спину. Я снова почувствовала себя в безопасности, когда ощутила твердость крыши под спиной…
 Все это длилось какие-то доли секунды. Осознала это, лишь когда пришла в себя. Не знаю, через сколько времени очнулась…
 Лежу на мокрой крыше. Щеки влажные от слез. Трудно дышать от всхлипываний. Ванечка обнимает меня, целует лицо. Чувствую дрожь его тела.
—Машенька моя родная! Слава Богу, все обошлось! Как же ты меня напугала! Любимая, теперь я буду рядом с тобой всегда…              
 
 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             23.11.2008                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       

 
                                        

Открыть | Комментариев 3439



Мои фотоальбомы


Содержание страницы

Календарь
Июнь
ПнВтСрЧтПтСбВск
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Интересы
ОБОЗ.ua